Официальный сайт
Вадима Кацнельсона
эксперта FCI, Украина
expert53@mail.ru

 

 
 
 
 
* партнеры сайта *
 
 

 


СТАТЬИ
 

ПОД ВЗГЛЯДОМ СУКИ

Опубликовано в журнале "Охранные волкодавы и собаки сопровождения", № 5, 2005 год.

стр. 1, стр. 2

Сейчас 2004 год, вторая его половина. Собаки заняли большую часть моей жизни, лучшие ее годы. В общем, другой жизни я не представлял. Сейчас она другая: без собак, вдали от Украины и ее кинологии.

Такой она и осталась в памяти, моя Цита, готовая выполнить любое желание хозяина. 1985 год.

Тема, которую хочется затронуть, родилась давно. Хочется вернуться туда, в 80-й год, когда любимые серые собаки доказали, что есть настоящие рабочие овчарки и, к тому же, экстерьерные. Первый помет от Омара вызвал ажиотаж у днепровских овчаристов. И самой выразительной была Бэр-Цита, которую я взял за вязку к себе. Всегда больше ценил кобелей, и к сукам относился менее требовательно. Немки были для меня чересчур малы. Но, вот почему-то маленькая серая Цита влезла в душу с самого детства. И, чем старше она становилась, тем больше уважения я испытывал глядя в ее глаза, глаза суки. Ведь я набрал тогда алиментных сук от Омара целую стаю, и завод назывался "РУДЕЛЬ ГРАУ" (Серая Стая). Была в этой стае и Рэсса, крупная, с костяком, атакующая молча и хватающая за лицо; и Молли, темно-серая, с такой атакой, что кобелям многим было далеко. И многие другие… Но, глаза Циты и ее преданность прошли со мной через годы. Глаза и оскал, когда она злилась, и все равно смотрела на меня, словно спрашивая: "Права ли я?". И на мое уверенное, короткое слово: "Цита!" - атака была мгновенной… Она была словно отросток моего сознания, эта Цита. Как мне не хватало ее многие годы… Она не была вышколенной собакой, хотя команды выполняла беспрекословно. Когда ей было 5 лет, она вдруг ушла из дома, перелезла через забор и ушла. Потом появилась сама. Причина ее ухода не ясна мне до сих пор. Через год она трагически погибла: за 15 минут две суки чау-чау загрызли ее, когда я вышел со двора. Вернувшись, не мог найти Циту, а она спряталась от них. Я сразу не понял ничего, а когда вытащил ее, увидел - гортань изуродована… Цита прожила еще сутки.

Даже такие зубы не спасли Циту от двух чау-чау (мамы и дочки). Чау-чау все же ближе к воякам, чем овчарки. 1985 год.

Потом передо мною прошли многие десятки собак, немецких овчарок я уже не держал. Кавказцы и азиаты захватили меня своей силой и красотой. Я пытался собрать стаю хороших и не дерущихся между собою собак. Не получалось, а тем более с кобелями, которые драться начинали все после года. Суки кавказских овчарок были разных кровных линий, часто злые и красивые, но не было в них души.

Прошло много лет, и вдруг в 2002 году я случайно нахожу в Симферополе собаку, к которой просто потянуло чутье. А когда она приехала ко мне домой и признала меня, я узнал в ней Циту.

Это не фантазии. Я много лет изучал поведение животных, особенно собак. И собаки у меня жили в любом наборе пород. Щенки ротвейлера играли со щенком австралийского динго, азиаты с чау-чау, немецкие пинчеры с овчарками и кавказцами. Образцом для меня была площадка молодняка московского зоопарка, которую я видел своими глазами потом много раз по телевизору. Это удивительное зрелище - детский сад для зверей. И я мечтал о таком. Кое-что получилось, но в основном нет.

Шейла Инга, а в семье просто Ася. Она напомнила мне взгляд суки - части моей души - старо-немецкой овчарки Циты. 2002 год.

И вот встретил кавказиху с редким характером хозяйки - смотрителя. Она должна была знать все, что делается в доме, во дворе, за двором. А главное, - она не ссорилась с собаками! Это потрясающее качество суки, которая живет для стаи. Это как в прайде (так называется стая у львов): лев - вожак или доминирующая львица может "решать вопросы". Остальные подчиняются, причем видна прямота отношений (не так, как у шакалов, с поджатым хвостом!) - совместные игры и совместные (общие) дети.

Вот такая Ася у меня была, и, главное, я ощутил гордость за нее, когда она рядом, такое же чувство, как и с овчаркой Цитой в 80-м году.

Когда я захотел проверить ее злобу, то Ася превзошла все мои ожидания. Столько динамики, столько ненависти при атаке. Уверен, это была первая ее проверка: у первого хозяина она дальше двора не выходила. Главным качеством этой собаки было постоянное наблюдение за периметром и постоянный контакт с хозяином: взгляд - и все поняла. Похожей была у меня только ставропольская аборигенка Кука. Но в Куке было много злости и подвижности, а рассудительности меньше. У нее были настоящие волчьи глаза. У Аси же почти человеческие, как у грузинской вдовы: смотрит как б с укором, и ум светится в глазах. Возможно, не каждый поймет.

В общем, честно скажу - другим я стал. Взгляд и поведение этих двух сук изменили мое мировоззрение. Я стал добрее, понял - не в силе дело, а в умении воздействовать и показать, кто главный в назревшей ситуации.

А когда такая сука работает в паре с кобелем (пусть даже с последним дураком), тут дело серьезное, можно сказать тандем. У них внутренний режим охраны "склеивается" за месяц и тогда горе нарушителю периметра. Такая "мама" дает дух ярости и кобель сатанеет при атаке. Я видел, как кавказцы атакуют в паре чужую собаку и человека в защитном костюме. Картина, которую нужно видеть - передать словами это невозможно.

Ася поистине стала моей гордостью. Она изменила меня. 2004 год.

Я ведь не хочу идеализировать кавказцев, не хочу говорить, что только мои собаки обладают даром притяжения к себе. Я вообще, благодаря глазам двух своих таких разных сук, стал чаще заглядывать собакам в лицо. Я очень полюбил вольфшпицев, мне очень симпатичны английские кокеры и сеттеры. С улыбкой смотрел на кламбер-спаниелей и сравнивал их почему-то с У.Черчилем… Прекрасные немецкие пинчеры, великолепные стаффы.

Видел уникально работающих питов. Ротвейлеры радовали меня всегда. Самоеды - мечта моей жизни (как были когда-то чау-чау). Не могу сказать: "Люблю всех собак!". Это звучит обывательски и непрофессионально. Всех собак любить нельзя, как и людей. Но, есть "зрительские симпатии", а есть профессиональное стремление увидеть и оценить собаку, какой бы породы она не была. Я потрясен работой пойнтера и курцхаара. Я пока не видел в работе кане корсо, но чувствую их содержание. Я знаю, как сильны филы, но не могу любить их форму и анатомию. Английский мастифф более понятен мне, но нет в нем темперамента. Не мог бы влюбиться в бассета и далматинца, по причине неприродного распределения у них пропорций и окраса.

стр. 1, стр. 2